Ребенок в ОПАСНОСТИ! - на сайте ЯрСпас реализуется проект «Ребенок в опасности» - мы за безопасное детство!

Зато не скучно! Слет - 2015: отчет организаторов

1 июня 2015 - Инфорг ЯрСпас
article110.jpg

Пролетел наш слет.  Позади суета подготовки,  продумывание программы, бешеный ритм  жизни перед ответственным мероприятием и пара недель недосыпа.  Позади попытки выяснить у командира, « а что там будет», «а как ты планируешь вот это..».  Позади сборы рюкзака и аптечки, встреча на вокзале гостей,  и ругань с начальством на тему «мне слет важнее, чем все эти ваши совещания». Позади еще одна встреча с людьми,  которые, как и ты, могут сорваться по тревоге на поиск, бросив свои дела, забив на интересное кино или вкусное пиво.  С себе подобными.

Наверное, слет – самое мое любимое время.  Оно всегда трудное: очень уж насыщенная жизнь предшествует ему. Оно всегда интересное: это новые знакомства и новые впечатления. Оно всегда полезное: обмен опытом – великая сила.

С каждым годом слет растет.  Первый слет объединил два отряда:  «ЯрСпас» и череповецкий «Ты не один».  На второй до нас добрались и ребята из «Поиск пропавших детей – Москва».  На третьем слете мы встречали гостей еще и из Воронежа, Твери и Кимр. А в этом году до нас добрались волонтеры из Нижнего Новгорода, Саратова, Твери, Кимр, Москвы и Вологды.  Четвертый слет волонтеров объединил представителей семи отрядов.

По приезду в пятницу, командир собрал актив отряда и инструкторов в беседке. Настроение у Леши было более чем благодушным и  мирным. «Ребят, я придумал сделать все в юмористическом ключе. Люди устали,  все проводили акции к 25 мая, все хотят отдохнуть. Тренировочный поиск проводить не будем – пусть народ хотя бы выспится».  Мы согласились, уточнили и откорректировали субботнюю программу и отправились жарить мясо и петь под гитару.

Однако после обеда в субботу Леша опять созвал всех снова. «Вводные меняются. Я честно хотел провести слет в варианте «лайт», но гости хотят тренировочный поиск. Им скучно».  Паша Самойлов, ехидно улыбнувшись,  добавил: «Это они зря… не стоит будить спящую собаку и злить инструкторов».  Я, приблизительно прикинув, какую каверзу эти двое могут придумать в качестве тренировочки для скучающих, мысленно перекрестилась, что скучно было не мне. 

 

Обсуждаем легенду. Соцнеблагополучный подросток, детдомовец, имеется конфликт с местной шпаной из-за девушки, носит с собой нож, а у местных есть обрез. Мне достается роль профнепригодного педагога, которая не следит за подростками, ничего не знает и ничего не умеет, но очень боится за свою шкуру и за то, что ей влетит за предполагаемый  побег одного из них.  Гаянэ – координатор ассоциации «Поиск пропавших детей»   — будет исполнять роль повара, которая видела, куда ушел подросток. Хаммер и Огонек соответственно — лучшего друга пропавшего и его девушки. Все четверо свидетелей будут ломаться, неохотно делиться сведениями, хамить опрашивающим – в общем, делать так, чтоб было точно не скучно.

Будущий потеряшка Максим Бубликов-Пельмень и командир ЯрСпаса на тренировке по первой доврачебной

До часа икс еще масса времени, мы расходимся – кто проводить обучалки, а кто спать (заявленный накануне «вариант лайт»  заставил подрасслабиться).  Паша и Леша отправляются в город – за материалами для «следов биологии»  вокруг раненого пропавшего. Возвращаются довольные и радостные. «Придумал гадость – в душе радость?» — иронично спрашиваю. «Ага», — кивают оба и охотно делятся подробностями того, что найдут волонтеры при прочесе, как они себя поведут и к чему это должно привести. «Эээ… а может, не надо?» — спрашиваю из гуманистических соображений, заранее сочувствуя поисковикам. «Надо-надо! — отвечают инструкторы. – Такому лучше учиться на тренировках, а не в реальности».

Посмотрите на эти счастливые лица! Каверза придумана.

После тренинга  на командообразование с постановкой сказки «Колобок» в разных жанрах, мы с Лешей подходим в беседу, где отдыхают настроенные на «свободное общение» волонтеры.  Леша произносит прочувствованную речь о том, что тяжело в учении, легко в бою,  и объявляет мой выход. 

Я делаю большие глаза, хлопаю ресницами и задаю робкий вопрос: «Ребята, а вы детей ищете? У меня, кажется, подросток пропал…» Воцаряется тишина, потом кто-то  кивает, кто-то, уже сообразив, что таки началось, тихо командует в рацию отряду подойти к беседке, а один из координаторов тверской «Совы» — Дима — подходит ко мне и начинает опрос.  К нему подскакивает наша Ольга Макарова уже с блокнотом и ручкой и записывает ответы. Мысленно ставлю плюс  за оперативность. Дима задает вопросы так, что у меня не остается никакой возможности юлить,  — предельно конкретно, при этом умудряется давать указания волонтерам,  что и кто должен делать.  Одними губами шепчу ему: «Отлично. Респект!»  Но – инструкторы не дремлют.  Как только становится понятно, что Дима справится с координацией, его выводят из игры «укусом гадюки».  (Позже выяснилось, что Дима – профессиональный спасатель. Про таких говорят «учить – только портить»).  Координацию подхватывает снова представитель «Совы» — Паша.  В штабе царит суета, очень много людей.   Меня опрашивает Ольга, я, на секунду выпав из роли дуры-воспитательницы,  спрашиваю, кто инфорг поиска, Ольга пожимает плечами.  Чуть позже соображаю, что инфорг тверская Аня,  наблюдаю, как она опрашивает Хаммера, который ей хамит.  Про повара, конечно, все забыли. Эта информация была у Димы, но Дима «укушен» гадюкой и что нужно опросить еще одного свидетеля никто не помнит, конечно. А ключик-то именно у повара – конкретное направление, в котором ушел пропавший. Беру грех на душу и подыгрываю ребятам, шепнув Ольге, что они о ком-то забыли. Ольга быстро соображает и уносится с докладом к Ане.  В этот же момент Хаммер, по указке инструкторов, «вспоминает», что у местных был обрез, а я, что пропавший всегда носил с собой нож, боясь нападения.  И – почти сразу же – группа, ушедшая на периметр, находит «убитого» Максима.  Без всякой информации от повара…

Работа инфоргов

И – в штабе начинается  то, что подростки называют емким словом трэш. Потому что информация о том, что нашли труп с признаками насильственной смерти – идет в эфир,  Леша шепчет мне на ухо: «Ты что стоишь, его ж убили, тебя теперь посадят». Я с визгом  «аааа, его убилииииии, даааа?!»  влетаю в толпу волонтеров. Ребята из Совы ориентируются быстро: «Почему в штабе родственники?!» и пытаются меня вывести. Решив, что «гулять, так гулять!» и пусть еще доврачебку  повторят, я заваливаюсь в «обморок». Говорят, что весьма натурально.  А дальше начинается оказание мне помощи.  Кто-то из парней командует: «Ноги ей приподнимите, голову на бок!»  (молодцы, все верно),  кто-то проверяет пульс на сонной артерии (отлично), кто-то сует под нос  ватку с нашатыркой (спасибо, что не с настоящей).  От нашатырки я «прихожу в себя». Надо мной – ярспасовский доктор Полина. Несколько минут слабым голосом мучаю ее разнообразием симптомов, имитирующих  инсульт, мысленно отмечаю про себя слаженность действий ее и координатора.  В лесу уже ловят какого-то маньяка, штаб оцепляется по периметру по команде Дэна.  Такого в сценарии не было. Откуда там маньяк, почему оцепляется штаб?  (Оказалось, что про маньяка – это шутка команды Нижнего Новгорода такая %)).

Дальше   работа над ошибками.  Тренировочный поиск – это кульминация слета. Именно его будут обсуждать еще неделю, вспомнят на следующей встрече,  именно на него обидятся, надуются,  но, в конце концов,  сделают выводы и больше не допустят таких ошибок.  Сложно в одном поиске объединить несколько отрядов. Сложно не перетянуть одеяло на себя. Сложно слышать других. А самое сложное – анализировать информацию. Мне думается, что тренировочному поиску на слете не хватило именно аналитики.  А часто ли нам хватает  анализа информации в реальных поисках?

Перед отъездом в воскресенье мы собрались на завершение слета. Обратная связь. Что понравилось, что оказалось полезным, что стоило бы изменить…  Высказались координаторы всех отрядов.  Говорили о разном:  об особенностях организации,  о практике,   о содержании обучения.  В одном мнение было единым: такие мероприятия необходимы и их нужно проводить.  Правда, когда командира ЯрСпаса спросили: «Видимо, ожидать варианта «лайт» больше не приходится?», он улыбнулся и покачал головой. Так что ждем следующий слет… На этот раз в формате «хард».  Чтоб никто не заскучал.

В качестве постскриптума. Во-первых, огромное спасибо всем, нашедшим возможность приехать к нам.  Преодолеть расстояние в несколько сотен километров, чтоб узнать что-то новое или поделиться своими знаниями – дорогого стоит.  Во-вторых,  на этом слете я увидела, насколько выросли отряды. И не только количественно. Прежний формат «лекция-практикум» стал мал слету. Мы выросли из него, как вырастает ребенок из прошлогодних одежек.  Ну и в- третьих, несмотря на то, что мы большие и можем многое сами – нам еще есть чему учиться. А значит – до новых встреч, друзья.

Похожие статьи:

НовостиВолонтерский поисковый отряд «ЯрСпас»

НовостиВозвращайся, малыш!

НовостиЗаявка на поиск пропавшего

Комментарии (1)
Миха # 1 июня 2015 в 21:25 0
супер!!!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев

Лента активности и новые комментарии

Лента активности ЯрСпас
30 дней назад
Darya регистрируется. Приветствуем!
37 дней назад
Forest и ИСКРА стали друзьями
38 дней назад
Roman регистрируется. Приветствуем!
40 дней назад
Omega регистрируется. Приветствуем!
41 день назад
DariaPoplavkova регистрируется. Приветствуем!
41 день назад
ДарьяПоплавкова регистрируется. Приветствуем!
43 дня назад
Дикий регистрируется. Приветствуем!

Вся лента активности