КРУГЛОСУТОЧНАЯ ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

8 (910) 964-08-38

ЯрСпас возглавит рабочую группу по детской безопасности.

О безопасности детей сейчас говорят много и на самых разных уровнях. Проблема, выражаясь современным языком, «топовая». И то один регион, то другой светятся на карте тревожным красным. Нападение в школе. Еще одно нападение в школе. Синий кит. Рыжий лис. Беги или умри. Спайсы. Пожар в ТРЦ, множество жертв.

У нас, к счастью, тихо. Но… «Смертельное ДТП произошло с участием ребенка. По словам очевидцев, подросток сам кинулся под колеса». «Девятилетний мальчик погиб в Данилове, оказавшись погребенным под бревнами». «На голову восьмилетней девочке упала сосулька. Ребенок в реанимации». Это заголовки в местной прессе за последние две недели. И к ним – бессчётное количество «самовольно ушедших». К ним же - охрана учреждений образования, на которую у региона «нет финансирования». И потихоньку, когда ты в теме, приходит понимание: то, что у нас тихо – это везение. Не столько планомерная и слаженная работа всех структур, сколько сумасшедшая удача. И все сложнее вздохнуть с облегчением: «Уф, это далеко, это не у нас».

И у каждого, кто так или иначе занимается проблемой детской безопасности, есть понимание еще одного: скоординированность действий между разными структурами, которые занимаются детской безопасностью, отсутствует. Очень сложно видеть все грани этой проблемы, когда занимаешься чем-то одним. Отчасти это получается у сотрудников ПДН: любой несчастный случай с ребенком и любое преступление, совершенное в отношении ребенка – их головная боль. Так или иначе, необходим орган, который осуществлял бы контроль за ситуацией с детской безопасностью в регионе в целом. И который позволял бы решать проблемы не тогда, когда уже рвануло, а планомерно, на постоянной основе. На опережение.

Вчера, 12 апреля, командир ЯрСпаса, Алексей Чернышев выступил с предложением в Общественной палате Ярославской области: создать рабочую группу, которая бы могла служить площадкой для взаимодействия между структурами, отвечающими за детскую безопасность, выработки совместных решений и контроля за их выполнением не на бумаге, а фактически. В группу должны входить не только общественники, но и эксперты-профессионалы от государственных органов, занимающихся проблемой безопасности. Предложение было принято большинством голосов. С мая 2018 года Алексей Чернышев возглавит рабочую группу по детской безопасности при Общественной палате Ярославской области. Это будет уникальный опыт для Российской Федерации. И – реальное увеличение шансов избежать трагедий с детьми. Пока – хотя бы в масштабах нашего региона.

Печать

Доклад о проблемах детской и подростковой безопасности на территории Ярославской области.

О детской безопасности сейчас говорится много. К счастью, трагедий, подобных Кемеровской, когда массово гибнут дети, в нашем регионе не было. Однако существует ряд проблем, которые говорят о том, что это скорее наша удача, чем последствия планомерной и скоординированной работы. Обозначу проблемы, связанные с детской безопасностью, существующие в Ярославской области.
Во-первых, это насилие в семьях и нарушение родительско-детских отношений. Последствия этой проблемы разнообразны: от самовольных уходов из дома до чудовищных трагедий. Так, в январе этого года в Ярославском районе был зверски убит подросток. Подозреваемым оказался родной брат юноши, также не достигший еще совершеннолетия. При этом семья не стояла на учете и считалась благополучной.
Не менее вопиющий случай произошел в прошлом году в Ростовском районе, где мать, сама еще не совершеннолетняя, оставила девятимесячного сына в закрытом доме. Ребенок умер от голода.
Стоит вспомнить о Мосейцевском религиозном приюте, где «матушки» забили насмерть одну из приемных дочерей. С предыдущими примерами эту историю роднит одно: органы опеки не справились в этих ситуациях со своей задачей.
Общие цифры статистики здесь будут такими. За 2017 год детьми совершено 1023 самовольных ухода. Подверглось тому или иному виду насилия в семьях 571 ребенок.

Во-вторых, актуальна проблема буллинга и травли детей и подростков в образовательных учреждениях. К сожалению, педагоги не всегда могут (и не всегда хотят!) справиться с этой проблемой, даже если знают о ней. Ребенок может испытывать как психологическое, так и физическое насилие со стороны сверстников. В марте этого года группа подростков избила сверстницу у ТРЦ «Аура». А сколько случаев не получает широкой огласки, оставаясь за дверями школ, учреждений дополнительного образования?
Психологическое давление со стороны педагогов также не стоит сбрасывать со счетов. При этом затравленный подросток легко из жертвы превращается в агрессора. Мы знаем недавние случаи в Перми и Улан-Удэ, когда заложниками бывших жертв стали ученики школ и учителя. В Улан-Удэ причиной нападения подростка послужила «двойка» по русскому языку за четверть, в Перми – конфликт между подростками.
За 2017 год в Ярославской области зарегистрировано 972 преступления против несовершеннолетних.

Третья проблема напрямую связана со второй. Это отсутствие обеспечения надлежащей охраны детских учреждений. В ответе Департамента образования области на запрос об охране школ, сказано, что в 127(!) школах региона охрана осуществляется «силами сотрудников школы». Давайте будем честными: за этим словосочетанием стоит, как правило, пожилая женщина, гардеробщица или вахтер. И всем понятно, что в случае вооруженного нападения (как в Перми или в Улан-Удэ) она станет первой жертвой, но не обеспечит безопасность детей. Формально школа охраняется. Реально – нет. Ситуация в детских садах и того хуже. Как правило, в них есть домофоны, но нет дневной охраны. А зачастую и домофоны не работают. Крайне редко в качестве охраны выступают люди, способные реально защитить детей.

Еще одна вполне реальная угроза – Интернет. Год назад по всей стране наблюдался всплеск игры «Синий кит». Сейчас на смену ей пришел «Тихий дом» и «Красная сова». Суть обеих игр – одна: система заданий, приводящих ребенка к суициду. Через Интернет также можно связаться с распространителями спайсов, узнать об игре «Беги или умри», познакомиться с педофилами, стать участником сообщества «А.У.Е.», исповедующего криминальные идеалы и принципы. Эта проблема кажется неразрешимой. Да, в школах существуют системы контент-фильтрации, но дети выходят в интернет не со школьных компьютеров, а с мобильных устройств, которые практически невозможно контролировать. На данный момент совершенно неясно, чья это зона ответственности. У подразделений по делам несовершеннолетних нет ни технических, ни физических возможностей контроля за каждым ребёнком в социальных сетях. У родителей нет необходимых знаний. Однако проблема существует, и решать ее необходимо.

Следующая проблема – безопасность детей на улицах. И это не только правила дорожного движения, хотя масштабы проблемы здесь чудовищны: жертвами ДТП в 2017 году стало 187 детей, из них погибли 7. Но есть еще и открытые люки, и сосульки, и водные объекты. 29 марта на улице Спартаковской на голову восьмилетней девочке упала глыба льда с крыши. Ребенок был доставлен в реанимацию. 7 апреля в Данилове погиб девятилетний ребенок. Его завалило бревнами на железной дороге.

Ну и наконец, особенно актуальная сейчас – противопожарная безопасность. Чудовищная трагедия в «Зимней вишне» заставила задуматься руководство многих ТРЦ о проблеме. Некоторые даже провели учебные эвакуации. Однако думается, что с течением времени о противопожарной безопасности вновь забудут, но актуальность проблема от этого вряд ли утратит.

Всеми этими проблемами занимаются совершенно разные структуры. Благополучие в семьях – головная боль органов опеки и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Преступления против детей и совершенные детьми – подразделений по делам несовершеннолетних УМВД. Противопожарная безопасность – МЧС и т.д. Поэтому работа по направлениям ведется разрозненно и вряд ли у кого-то сейчас целостное представление о состоянии детской безопасности в регионе в целом.

Я предлагаю создать рабочую группу при комиссии Общественной палаты Ярославской области по вопросам семьи, материнства, детства, социальным гарантиям и делам инвалидов, которая бы могла анализировать и решать проблемы детской безопасности в регионе не по факту свершившейся трагедии, а на опережение. Эта группа в первую очередь могла бы стать площадкой взаимодействия между разными структурами, которые, так или иначе, отвечают за детскую безопасность в регионе. Это даст возможность не только принимать решения, касающиеся обеспечения безопасности, но и контролировать их выполнение.

Это будет уникальный опыт для Российской Федерации. И – реальное увеличение шансов избежать трагедий с детьми в области.

12.04.2018 Чернышев Алексей Вадимович

Печать